Все записи с тэгом индекс РТС

Сложность стратегии:    

Просто о важном. О смысле кривой волатильности для торговли опционами, типичных ошибках, роли математики в формировании опционного рынка и даже о том, чем заменить ожидаемую волатильность, делегатам НОК-6 рассказал «академик трейдинга» и соучредитель компании «Математика финансов» Виталий Курбаковский.

Далее →

Успешного трейдера деньги найдут. Вопрос — какие? Алексей Руденко запустил в России плеяду структурных инвестиционно-страховых продуктов для частных инвесторов. Разработанные для сегмента mass affluent, сегодня эти продукты продаются через ведущие банки (Сбербанк, ВТБ24, Альфа-банк и др.) и страховые компании, объем сборов уже превысил 10 млрд.руб. Мы пригласили Алексея рассказать о механизме привлечения на опционный рынок большого объема торгового капитала. Обсуждение модерирует Владимир Твардовский (ITinvest).

Редактированная стенограмма доклада на VI Опционной конференции для частных инвесторов, 18.05.2013.

Алексей Руденко: Добрый день, коллеги! Спасибо большое за приглашение. На вопрос, кто торгует меньше года, я руку не поднимал, но я не торгую вообще и совсем с другого рынка пришёл к вам. Тем не менее, мне кажется, есть о чём поговорить и есть что обсудить.

Я хотел поговорить о потенциальном источнике спроса на те опционные стратегии, которыми занимаетесь вы. Спроса со стороны институциональных клиентов, а именно компаний по страхованию жизни.

Вы наверняка знакомы со страховками по автомобилям, каско, ОСАГО, а есть ещё такая менее известная штуковина как накопительное страхование жизни, подвидами является накопление в пользу ребёнка или пенсионное страхование. Это достаточно, с инвестиционной точки зрения, скучные продукты, которые гарантируют достаточно низкую доходность, 3-5%, в зависимости от компании. Но вот именно потому, что продукты довольно скучные, а страховые компании тоже пытаются привлекать деньги, лет 40 назад на Западе были введены в действие продукты, которые там называются unit-linked. Это продукты, доходность которых привязана к инвестиционным портфелям, которые имеют гораздо более вправо смещённый профиль риск-доходность. Продукты, которые содержат и страховой компонент, и в то же время позволяют клиенту, инвестору потенциально зарабатывать существенную доходность. В России такие продукты появились буквально три года назад.

В начале 2010 года, работая в компании Allianz в России, мы запустили первый такой продукт. Приведу некоторые цифры, которые могут быть вам интересны с точки зрения потенциала этого рынка. За три неполных года (мы запустились не с самого начала), объём страховых сборов по этому продукту составил 10 миллиардов рублей, и потенциал роста совсем не исчерпан, потому что на рынок с этим продуктом вышла компания «Сбербанк Страхование». Буквально за первые полгода работы это два с лишним миллиарда сборов, и вы можете прогнозировать потенциал.

Почему это важно, почему об этом интересно поговорить здесь, именно в этой аудитории? Во многом связано с тем, как такие продукты структурируются. А это, в свою очередь, связано с законодательными ограничениями, которые есть на рынке страхования в России.

Rudenko_pic1

Рис.1

Структурируются они следующим образом (я буду проскакивать некоторые слайды): из-за ограничений в размещении страховых резервов, страховые компании в России, во-первых, должны гарантировать возврат, так или иначе. Если продукт накопительный, то должна быть определённая компонента, которая должна быть клиенту возвращена (рис.1). Например, вы регулярно вкладываете по 5 рублей в течение 10 лет, вот в конце 10 лет, как минимум 50 рублей вы должны получить, то есть есть элемент гарантии. Во-вторых, есть достаточно серъёзные ограничения, как страховая компания может размещать страховые резервы, и это достаточно консервативный список инструментов.

Именно поэтому единственный способ, как можно запустить инвестиционное страхование в России, на том законодательстве, которое есть у нас, а оно сильно отстаёт от того, которое есть на Западе — это создать продукт, взнос которого разбивается на три части (на рисунке 1 представлены две, а на самом деле три). Одна часть  — это то, что страховая компания кладёт себе в карман сразу или делится с агентом. Вторая часть – это гарантия или гарантийный фонд, собственно, консервативные инструменты fixed income, которые обеспечивают возврат взносов в конце срока договора. И инвестиционная часть – это то, что обеспечивает upside. То есть по сути структура классической структурированной ноты, единственная разница – это то, что срок этой структурированной ноты начинается от 5 лет. На текущем рынке, наверное, редкая инвесткомпания продаёт больше, чем полгода. Здесь мы говорим о рынке уже сложившемся, рынке на 10 миллиардов со сроками более 5 лет.

Rudenko_pic2

Рис.2

Собственно, как развивался этот рынок (рис.2). Сначала компания Allianz (АРЖ) в начале 2010 года, сейчас список компаний уже серьёзно расширился, нет ни одной компании, которая бы не запустила или не находилась бы в стадии разработки такого продукта. Это и Альфа-Страхование (Группа Альфа), это Ренессанс, Росгосстрах (РГС) достаточно известный, Сбербанк Страхование. Много компаний, которые сейчас выходят с этим продуктом. Буквально в течение ближайшего месяца ещё, как минимум, четыре участника должно на этом рынке появиться. Действительно, рынок быстрорастущий.

О чём, собственно, я хотел бы поговорить с вами. О наполнении вот той самой инвестчасти, той колбасочки, которая обеспечивает дополнительный доход. Что сейчас есть на этом рынке? Во-первых, есть скучные варианты, это то, с чего мы начали. Первый самый продукт, первая реализация – весь инвестиционный фонд был инвестирован просто в паевые инвестиционные фонды. Здорово, но потенциал дохода не обеспечивает никак. То есть продукт с уже встроенной гарантией должен эту инвестиционную часть размещать в деривативы, которые смогут обеспечить потенциально доходность для всей структуры, сопоставимую хотя бы с депозитами и больше. До сих пор такой подход применяет Альфа-Страхование, которая инвестирует в достаточно широкий спектр активов, но с плечом 1.

Но есть и другие вариации, наверное, самая интересная – это тот самый Allianz. Начали, как ни странно, не с опционов. Начали с простой идеи: то, что страховые компании, будем смотреть правде в глаза – это не самые развитые финансовые институты, и требование простоты администрирования было на первом месте. Поэтому вопрос: как бы нам сделать такую рисковую часть, которая бы была более рисковой, но потенциально более доходной, чем, например, ПИФы, но в то же время была проста в администрировании. Придумали решение: а давайте сделаем фонд, который будет, например, инвестировать в РТС с поддержанием постоянного плеча 2. Отличная идея, потому что каждый клиент [знает индекс РТС].

Здесь ещё важно с точки зрения технологий продаж, клиенты заходят постоянно, продукт должен быть более-менее одинаковый для всех клиентов. Если вы пакуете опционы и, например, сделали опцион один раз, то нововходящие клиенты получаются либо в-деньгах, либо вне-денег, но уже точно не at the money, если время проходит. С такой простой стратегией, которая просто поддерживает плечо 2, все клиенты получаются в абсолютно равных условиях. Как оказалось — ну потому что опять же для нас на рынке страхования это не сходу очевидно – то, что получается после объединения гарантийного фонда и такой вот алгоритмической стратегии, которая просто поддерживает плечо 2 на РТС, это в точности то же самое, что известная CPPI-стратегия, то есть Constant Proportion Portfolio Insurance, которая уже давно на Западе известна.

Примечание редактора: CPPI — это стратегия в трейдинге, управлении активами, обеспечивающая участие в рыночном росте и одновременно защищающая сумму вложенного капитала от падения цен на рынке).

Дальше начались модификации этих стратегий. Собственно, я пропущу пример, сразу перейду к возможному наполнению.

Владимир Твардовский (модератор секции): К опционам, пожалуйста.

Rudenko_pic3

Рис.3

Алексей Руденко: Я перейду к инвестиционному наполнению и расскажу, в каких двух направлениях сейчас развивается наш рынок. Началось всё с тех самых алгоритмических стратегий. Стратегия с плечом 2 здесь наглядно показана. Оказывается, что это стратегия имеет вполне себе закрытое решение, то есть можно итоговую доходность выразить через доходность базового актива и наблюдаемую волатильность. На самом деле это настолько похоже на дельта-хеджирование опционов, насколько можно представить.

Следующая реализация, следующая модификация этой стратегии – если вы увидите (рис.3), это реальная картинка, которая имеет место на индексе РТС, с 2006 по 2013 год. Мы специально подобрали картинку так, чтобы индекс РТС за это время примерно находился на одном и том же уровне, и вы видите, что фонд, который с тем самым плечом 2 изменяется по отношению к РТС, заканчивает своё действие в конце практически с 50%-ным убытком. Откуда берётся этот убыток? Это стоимость волатильности за этот период.

Следующая модификация стратегии, которая появилась, это «А давайте попробуем зафиксировать стоимость волатильности?», ведь это падение (рис.3) произошло в кризис, когда волатильность сильно повысилась. Сейчас, например, тот же самый Сбербанк продаёт стратегии, в которых уровень плеча находится в обратнопропорциональной зависимости от наблюдаемой волатильности. И эти алгоритмические стратегии продолжают развиваться. Но параллельно с этим начинают появляться опционные продукты, причём, как ни странно, не с классическими ванильными опционами. Например, страховая компания «Согласие» уже сейчас вышла на рынок с 5- и 7-летними «азиатскими» опционами на РТС, золото и нефть. Все являются квантовыми (quanto options) по своей природе.

Глядя на западный опыт, можно сказать, что то, что мы начали с алгоритмов, это скорее исключение. Рынок придёт к тому, что большая часть инвестиционных стратегий, этих вот самых наполнений, будет именно опционного типа. И, скорее всего, многое из того, что вы сейчас делаете для своих клиентов, может быть, для себя, могло бы быть использовано в гораздо больших, промышленных, индустриальных масштабах, если это паковать в страхование жизни.

Я думаю, что в принципе для вас страховщик жизни – это идеальный потенциальный клиент. Он не будет у вас спрашивать, почему по результатам этого периода доходность стратегии оказалась не плюс 10, а минус 5, потому что он передаёт эту доходность своему клиенту, в свою очередь. И здесь единственное, что важно, это чтобы минус 5 объяснялись в рамках той инвестиционной декларации, которая подписывается клиентом со страховой компанией. Если это объяснимо – это работает.

У клиента всегда есть возможность в таких стратегиях изменить базовый актив, изменить стратегию в течение жизни продукта. И, как мне кажется, неразвитость нашего рынка, неразвитость понимания того, каким может быть это наполнение и технологическая продвинутость вашего рынка – это как раз потенциал для серьёзной синергии. Вот так коллеги. Спасибо большое за возможность выступить.

Владимир Твардовский (модератор секции): Спасибо большое, спасибо, Алексей, за интересное выступление. На самом деле, вы совершенно правильно аплодируете, потому что я хочу вернуться к одной ремарке, которую Дмитрий Белоусов сказал в своём выступлении на предыдущей секции: для того, чтобы торговать опционами, математики знать не нужно.

С одной стороны, он прав: не нужно знать глубокие греки, потому что смысл прибыльной торговли – купил дёшево, продал дорого. Но для того, чтобы делать это на опционном рынке, нужно чтобы кто-то согласился на вашу сделку, дать вам купить дёшево и продать дорого. А для этого нужно, чтобы вы выполняли функцию по обеспечению либо ликвидности, либо справедливых цен. Вот мы все здесь сидящие. А с другой стороны должны стоять вот такие вот люди, как Алексей Руденко, как страховые компании, которые приходят на рынок для того чтобы застраховать риски, для того чтобы предложить их уже своим инвесторам и клиентам и которые являются большими деньгами.

Логика развития рынка неизбежно приведёт к тому, что многие страховые компании потянутся на наш рынок именно за опционами, именно для того чтобы делать такие структурные продукты или подобные им. И вот когда они потянутся, все мы дружно заработаем – не только на игре «в орлянку», я имею в виду бинарные опционы, «кухонные». Конечно, можно пойти и в эту сторону и говорить: «Ребята! Есть способ быстро заработать, пойдёмте, там школьники за углом играют». Или: «Давайте, вот тут вот очень быстро и очень легко заработаем на возможности торговли короткими недельными опционами». Нет, это всё не то.

Нужно двигаться туда, куда двигаются большие деньги, потому что там, где большие деньги, там есть возможность нам всем заработать, именно в сторону длинных опционов, длинных не по направлению, а по срокам, там, где действительно есть вкусные временные премии, которые в течение года или двух хорошо гуляют, на которых можно хорошо заработать.

Мы все знаем, что у нас рынок есть биржевой – наш, российский – и внебиржевой. Поэтому мне бы хотелось ко всем остальным участникам, которые сейчас будут рассказывать о каких-то своих кейсах, своих проблемах, чтобы они больше делились опытом и чтобы в них было меньше рекламы.

Вот первое выступление в рамках нашего «круглого стола»  — первое слово даме. Мария Фадеева, представитель голосового брокера PREMEX. Это один из ведущих наших голосовых брокеров, который делает множество сделок, сводит крупных участников. Часть сделок они запускают в биржевой стакан, как внесистемные сделки, часть сделок, может быть, остаётся за пределами биржевого. Мне вот всегда было непонятно, почему внебиржевой рынок опционов по своему объёму, особенно на Западе на российские актив, достаточно велик. Маша, может быть тыы ответишь на этот вопрос?

Вячеслав Жучков: Извините, пожалуйста, Владимир. Я так понял, что Алексей сейчас уйдёт, поэтому давайте ему вопросы зададим, а потом…

Владимир Твардовский (модератор секции): Да, пожалуйста. Если у вас есть вопросы, но только кратко, буквально 2-3.

Вячеслав Жучков: Я так понял, что этот график, который вы там показали, это без учёта комиссии, которую вы забираете, да?

Алексей Руденко: С учётом.

Вячеслав Жучков: Уже с учётом, да? И – это уже действующая схема была?

Алексей Руденко: Нет, ну, конечно, она недействующая. Это ретроспективное тестирование на исторических данных, у нас стратегия работает, как я уже говорил, с мая 2010 года, вот с этого момента у нас есть реальные данные.

Вячеслав Жучков: Все остальные стратегии, они вас удовлетворяют, которые сейчас работают?

Алексей Руденко: Нас стратегия удовлетворяет тогда, когда стратегия позволяет продать продукт клиенту, а клиенту стратегия интересна тогда, когда она несёт какую-то макро-идею на тот срок, на который он покупает. То есть если я продаю продукт на рублёвый индекс РТС в течение 7 лет, то я рассказываю ему про Олимпиаду в Сочи, про Чемпионат мира по футболу, про привлечение внешних инвестиций, про укрепление рубля и про то, что всё это вместе ещё и на фондовый рынок российский повлияет. И что всё это даст ему незабываемую доходность в конце. Если вы придумываете такую историю, пишите по этому адресу, страховые компании с удовольствием это продадут. Вот. 

Дмитрий Томаров: Хотелось бы такой вопрос задать. Вы говорили про законодательство. В настоящее время сейчас что-то есть с точки зрения закона, разрешено уже такие вложения в теории было бы делать страховым компаниям? Или для этого необходимо с их стороны это пролоббировать?

Алексей Руденко: Скажем так, это очень большая серая зона. Сейчас, например, те алгоритмические стратегии, о которых я рассказывал, они реализуются страховщиками на своих брокерских счетах, это так называемое мандатное управление. Потому что доверительное управление не позволяет реализовать эти стратегии из-за ограничений ДУ. Но, например, опцион страховая компания купить может – и внебиржевой, и биржевой. Другое дело, что она не может поставить этот опцион в покрытие резервов, но здесь уже есть хитрости расчёта резервов.

Это продукты работают, они достаточно устойчивы и с налоговой точки зрения, и с юридической точки зрения, поэтому есть вообще интересные предложения, когда западные брокеры предлагают, например, внебиржевой опцион эмитировать со стороны инвестиционного банка, присвоить ему ISO CFI, соответствующий бонду, и показывать его в размещении резервов как корпоративную облигацию. В такое я пока ещё не играл, но слышал, что варианты есть. Существующее законодательство гибко.

Примечание редактора: CFI – код по международной стандартной классификации финансовых инструментов (Classification of Financial Instruments, ISO 10962),  упрощает инвестору понимание и сравнение характеристик инвестиционных продуктов. Классификация охватывает акции, долговые инструменты, права и варранты, опционы, фьючерсы и другие.  

Дмитрий Томаров: Недоработано?

Владимир Твардовский: Российское недоработано, западное гибко. (улыбается)

Алексей Руденко: Нет-нет-нет, я только сейчас про российское говорю. Мне больше нравится слово «гибко», потому что, когда доработают, мне кажется, не будет так здорово.

Алина Ананьева: Можно я немножко вмешаюсь, поскольку я тоже знакома с этими продуктами. Вначале, когда стали накладывать продукты unit-linked на российское законодательство, поняли, что это никак невозможно. А вот благодаря Алексею [нашли, как наложить]. Собственно, его роль на рынке и была в том, чтобы придумать, как это встроить в то законодательство, которое есть. Сначала все на рынке говорили: «Давайте менять российское законодательство» — но есть вполне легитимные способы этого не делать.

Вопрос из зала: Вот вы говорите, что американская система намного опережает нашу, а вот куда вкладывают эту инвестиционную часть там? К чему они пришли?

Алексей Руденко: Я как раз и говорил, что там это, действительно, опционы, опционы самые разные, причём из-за того, что они идут вот этим вот странным путём, что каждые три месяца меняется инвестиционная идея, меняется продукт и вот они запускают новую кампанию – по факту там действующих продуктов десятки тысяч с разными инвестиционными наполнениями. Самое бестолковое, например, это опцион на пул акций спонсоров Чемпионата мира по футболу. Ну вот.

В беседе замечены: 
Владимир Твардовский (ITinvest) — модератор дискуссии
Вячеслав Жучков
Дмитрий Томаров
Алина Ананьева (директор НОК-6)
 
К списку всех видео и текстов НОК-6

Если ты едешь по железной дороге, то ты скорее всего приедешь на станцию, и, как правило, с буфетом.

Иными словами не стоит удивляться, что особых причин для обвального снижения последних дней не наблюдалось, однако я уже ученый жизнью и трейдингом и точно знал, что за кулисами есть бомба. Так всегда бывает, так будет всегда, однако речь сейчас не об этом.

Я с упорством и отчаянием все прошедшие два года был медведем, часто наблюдая его со стороны, не понимая роста, но в тоже самое время старался играть каждую попытку пробоя тренда вниз (как мне казалось пробоя). Сейчас же пробой подтвердился, своей силой, объемами и сегодняшней новостью (для тех, кто в танке, агентство S&P в субботу снизило рейтинг США на одну ступень АА+ прогноз негативный).

Если взглянуть на график, то на мой взгляд, у рынка нет шансов до конца года продолжить рост. Я использую дневной график индекса RTSI. Тренд от минимумов  начало 2009 года на мой взгляд закончился и самое хорошее, что нас может ждать — это продолжительный боковик с нижней границей в районе 1500 по индексу РТС.

Как дальше будут развиваться события я не буду фантазировать, однако вполне можно начинать играть от продаж с учетом того, как будет складываться ситуация с подразумеваемой волатильностью.

Не хочу показаться техническим гуру, однако о покупках даже в надежде на откат, я бы не помышлял до уровней 1100, ну или 1400 для самых нетерпеливых. Кто знает, если Америка обдефолтится, а ЕС развалится, то где-то тума мы зашагаем широким шагом.

Что касается опционных стратегий, мне немного не нравится сентябрьская серия, оттого, что она слишком близко. Мое сердце лежит к покупке очень дальних опционов страйков 150000. Никто не желает оптом продать? Готов взять декабрьские!

Какие мысли по стратегиям, что кто будет делать на сентябре? может кто не согласен со мной?

Мне немного неудобно уже как-то выкладывать свои, как уже принято медвежьи обзоры, однако с радостью выложу картинку Геннадия, ведь в прошлом они с Александром уж очень точно били своим волновым анализом, мне аж было противно, потому как рост выше 2000 ну никак не входил в мои планы.
Сейчас ребята начали медвежить, что не может не радовать.

А еще, мне нравится картинка своей обоснованностью, логичной и понятной с первого взгляда точкой, откуда можно строить медвежьи спреды. Но, чтобы было интересно, давайте представим, что вот так, как нарисовано все и будет.

Что можно сконструировать из опционов, обладая таким взглядом на рынок?

Я думаю, что диапазон в 4 страйка или 200 пунктов по индексу РТС хорош для стренглов, стреддлов и бабочек, вероятно существенный понижательный импульс у нас намечается как всегда на осень.

Меня интересует ваш взгляд как на этот анализ, так и то, как бы вы его хотели отработать.

Кстати, если вы еще не зарегистрировались на 2-ую Народную Опционную Конференцию, то сейчас самое время для последнего шанса. Будет и интересно и полезно, я вам гарантирую!

Сегодня хочу поделиться стратегией, где отношение прибыли и убытка может получиться 1 к 7,5, а если подойти с умом и при небольшом везении, получиться может значительно больше.

Прежде чем сделать сделку с опционами, все равно нужно дать какое-то предположение по движению рынка, иначе торговля получится очень нервной и не факт, что прибыль будет вообще. Лучше всего, при этом еще и угадать с поведением рынка, ну или хотя бы примерно попасть в то, что будет на самом деле. Про решительность я уже писал однажды, она ну просто необходима!

На данный момент рынок в целом находится в краткосрочном растущем тренде, сигналы на продажу хоть и есть, но пока быков окончательно поломают, пройти может довольно много времени. Сюрпризов по тренду тоже никто не отменял, но продать отчего-то хочется все равно.

Я довольно долго думал о том, как продать так, чтобы риска было мало, а в случае снижения прибыли получилось бы много. Есть много стратегий, которые не дают желаемый результат, поэтому пришлось обратиться к хитрой комбинации.

Предлагаю  диагональный спред из колл опционов в индексе РТС.

Почему именно диагональный?

  • Странно, но волатильность ближних (октябрьских опционов) меньше, чем дальних (декабрьских опционов);
  • Целью является снижение индекса РТС и малый риск по стратегии;
  • Требуется оградиться от резких колебаний волатильности.

Как в учебнике, продаем опцион со страйком «около денег», а именно декабрьский колл опцион на индекс РТС страйком 1200 по цене 12500 пунктов и покупаем колл опцион немного «без денег», октябрьский колл опцион 1300 страйка по цене 3025 пунктов.

Профиль стратегии не совсем корректно отражает то, что один из опционов истекает существенно раньше.

диагональный пред из опционовПо сути,  1300 колл опцион защищает нас от сильного движения вверх, которое вполне может случиться на горизонте в 29 дней, оставшихся до экспирации.

Теперь позволю себе несколько слов о том, как может развиваться ситуация и что делать в этом случае.

  1. Индекс может дорасти до 1300, подойти к этому значению вплотную, но с большой вероятностью не пройдя 1300 и не дав купленному опциону колл выйти «в деньги», причем проданный колл опцион будет «в деньгах» с убытком.
  2. Индекс может опуститься в район 1000-1100, где купленный опцион ничего не будет стоить, а проданный опцион потеряет лишь половину стоимости.

По понятным причинам, ситуации с резким ростом и резким падением я рассматривать не стану, поскольку это значит лишь закрытие всей опционной позиций полностью с близкими значениями прибыли или убытка к расчетным.

Первый случай, самый сложный, который может быть. В этом случае, я постараюсь продать октябрьский колл опцион как можно дороже, выручив за него как можно больше денег и ограничив убытки, а проданный декабрьский колл опцион придется роллировать в страйк 1300, взяв убыток и по нему. Дальше можно создавать еще одну похожую комбинацию страйками выше и следующим месяцем экспирации.

Еще раз подчеркиваю, поскольку игра шла на понижение, в случае роста не всегда удастся избежать убытка, но он будет существенно меньше, чем возможный убыток при продаже не опциона, а базового актива, в данном случае индекса РТС.

Второй вариант существенно проще и сводится к закрытию позиции по проданному опциону или роллированию комбинации в страйк ниже с фиксированием прибыли, если покажется, что потенциал снижения индекса РТС еще не исчерпан.

Ну и еще вариант, если мы останемся на месте, в районе 1200 по индексу РТС, тогда можно будет купить еще один колл опцион уже ноябрьской экспирации, что уменьшит прибыль, но спасет нервы.

Может быть остались какие-то вопросы?

12Next