Все записи с тэгом календарный спред

Сложность стратегии:    

18 февраля в субботу звездный марафон в AllDerivatives! С утра 4-часовой опционный практикум с Виталием Калугиным по технике календарного спрэда – подробный разбор опыта 4,5 лет на Срочном рынке Мосбиржи. Вечером Михаил Нуждов расскажет об опыте «антихрупкой» алгоритмической торговли VIX ETF, а руководитель Академии водительского мастерства Александр Каминский – о техниках экстремального вождения.

16 февраля Виталий Калугин проведет 5-часовой семинар для корпоративных участников по способам и инструментам управления валютным и ценовым риском в бизнесе. Место проведения – офис Legal Expert на проспекте Мира.

Выступление Дениса Дубины на 3-ей Народной Опционной Конференции 10 декабря.

Эпиграф: «Поздравляю! Календарный грааль сдан на 100%.» Сергей Елисеев, Option-lab Laft

Профиль календарного спрэда. Идея заключается в чем? Допустим, у нас есть стрэддл. Что происходит при коротком стрэддле? Мы продали опционы какого-то страйка, и ждем, что либо в моменте упала волатильность и наш опцион стоил 10 тысяч пунктов, а стал стоить шесть, и мы 4 тысячи в карман положили. Либо что бы профиль на экспирацию, как бы волатильность не скакала, базовый актив остался внутри, и мы все равно получим переоценку по своей премии. Но есть такая неприятность во всем этом стрэддле – это волатильность. Нам однозначно известно, что если рынок окажется в текущей цене базового актива, мы получим свой профит, потому, что наш профит неизменный. Но в моменте существования этой позиции мы несем краткосрочные риски. Допустим, продал я стрэддл с волатильность 80, он стал 180, какая разница, если он эксперируется в этой зоне? Никакой. А момент в чем? Да, у мня будет в моменте минус по вариационной марже, ну и пусть он будет. Если спекулировать по волатильности, то спекулировать, если ты делаешь до экспирации, то какие-то моменты нужно просто игнорировать, и использовать как точки для дополнительного входа, разбавления или сокращения позиций.

Вот у нас есть календарный спрэд. У всех опционов один базовый актив. Если мы берем мартовский фьючерс, мы работаем с опционом на этот фьючерс, который истекает в марте, и с опционом на этот фьючерс, который истекает в январе. В любом случае поставка по этим опционам, всегда будет одна и та же, то есть мы избавляемся принципиально от риска раздвижки по фьючерсам.

Какие риски есть у этой стратегии. Выглядит он вот так… вот профиль, что он означает? Он означает следующее: я продаю пут январской экспирации, и покупаю пут мартовской экспирации на один базовый актив. Нам известно, что чем ближе времени опциону до экспирации тем у него больше временной распад. Если посмотреть по ценам, цена мартовского опциона 177 пунктов, цена январского опциона 118 пунктов. Давайте подумаем, в чем вся динамика? Можно сказать однозначно, что временной стоимости на момент экспирации или на следующий день после экспирации январского опциона не будет, просто эксперируется. У него либо будет внутренняя стоимость, либо не будет. Однако, мартовский, он еще будет жить 2 месяца до экспирации. Допустим, мы продаем, если рынок (про диапазон я поговорю попозже) истекает у нас ближний опцион, но у нас остается дальний. Смотрите по премиям. Премия ближнего опциона – 118, премия дальнего – 177. Можно предположить, если сделать некоторое допущение, что уровень подразумеваемой волатильности останется неизменный, можно предположить, что мартовский опцион при текущей цене базового актива, как он есть сейчас, когда ему останется жить месяц, он будет стоить столько, сколько сейчас стоит январский.

Почему это происходит? Потому, что у них разная скорость — тетта. Этот мартовский опцион через месяц будет такой, как январский, потому что январский сейчас месячный, условно. У каждого опциона разные тетты. По этому, если ближний теряет два пункта в день, то дальний теряет пункт и два в день. Из за этого мы получаем такой эффект, как у нас постоянный положительный cashflow от временного распада.

Если сравнивать со стрэдлом. Например, в стрэддле, если волатильность скакнет, то это значит что наши опционы подорожают. Мы их продали за 100 пунктов, а сейчас они стоят 150 пунктов. В этом же случае ситуация абсолютно противоположная потому, что в нашей комбинации состоят опционы из двух месяцев экспирации. Есть график веги, можно смело посмотреть на параметры и четко видно, что чем больше времени до экспирации, тем больше масса веги в конкретном опционе. В данном случае вега январского у нас составляет два пункта, а вега мартовского – три. Что это значит? Предположим, что волатильность января равна волатильности марта. Имплай волатильность этого страйка по улыбке. (Это допущение, но нам нужно что-то допустить, что бы мы от чего-то оттолкнулись.) Это значит, что если я, допустим, открываю такую позицию с целью собрать тетту. Сама по себе позиция вега-положительная. У меня есть положительная тетта и положительная вега. Этого в стрэддле нету. Если волатильность вырастает на 10% и там и там, то по короткому мы получаем 20 пунктов веги лося, а по длинному получаем 30 пунктов веги профита. По этому, суммарный результат в случае, если волатильность растет наш профиль просто приподымается, если ничего не происходит, то волатильность растет, мы получаем профит. Причем, у нас сдвигаются ровно на этот профит точки безубыточности. То есть, календарь имеет вега положительную, и обратно- симметричная ситуация, если волатильность будет падать, в этом случае наш профит будет приподыматься. На что еще нужно обратить внимание? Это сам профиль. То, что вы сейчас видите, вы его никогда не получите, в отличие от стрэдла, бабочки, кондора или ratio у вас однозначно очерчен момент на экспирацию. В данной стратегии этого не будет. Когда вы продали опцион, вы четко знаете, что если он истечет без денег, вы получите его премию. Здесь же ваш финансовый результат будет зависеть от того, сколько будет стоить премия длинного опциона на момент фиксирования прибыли, либо экспирации первого. Этот профиль, соотношение 45 тысяч прибыли на 45 тысяч убытка, на самом деле его нет. Он не статичный, он постоянно плавает, чем больше вырастает волатильность, тем больше надувается эта шапка. Чем падает волатильность – тем шапка опускается.

Теперь по рискам. Например, у меня есть короткий опцион колл, у меня есть длинный опцион колл. Посмотрим ситуацию, если рынок ушел в ноль, что у меня получится? У меня получится следующее, у меня оба опциона будут стоить ноль. Мой риск по портфелю составляет… когда я продаю один и покупаю дорогой, а покупаю я дороже, чем дальний, мой риск составляет сумма этого дебета, и ничего больше. Если суммарно на эту позицию разница по премиям составляет 100 тысяч пунктов, то если индекс будет ноль, мой максимальный риск 100 тысяч пунктов.

Рассмотрим следующую ситуацию: индекс выскакивает 2 миллиона. Опционы оказываются без временной стоимости, и в них будет только внутренняя стоимость. Так как они на один базовый актив, у них внутренние стоимости будут симметричны, по этому мой риск остается тот же, ровно столько, сколько я заплатил по премиям.

Следующий риск. Риск досрочной экспирации. Так, как у меня опционы на один базовый актив, у меня проданный колл, меня взяли и эксперировали досрочно. Это означает, что по короткому колл опциону я получу короткий фьючерс. У меня получается короткий фьючерс, и мартовский короткий фьючерс, мартовской экспирации, потому, что у нас фьючерс один. И длинный опцион кол с мартовской экспирации. Это означает, что у нас синтетический длинный пут. А сколько будет стоить нам этот длинный пут? Ровно стоимость дебета, который мы уплатили. По сути, максимальный убыток у этой стратегии составляет порядка 30-ти тысяч. Вот он неизменен. А теперь, сколько берет с меня РТС? Максимальный убыток у нас получается 20 тысяч. ГО с меня берут 57. Это то же самое, что я могу купить фьючерс или акцию без кредитного плеча, которая стоит к примеру 100 рублей, а с меня возьмут 200.

Дмитрий Кулешов: Почему биржа берет больше? Потому, что в реальности может сложиться такая ситуация, что волатильность ближнего опциона вырастет гораздо больше чем дальнего опциона. Такая ситуация мало реальна, возможна. И реальный убыток будет не 28, а 40 или 50.

Вы говорите о том, что опцион с январской серии экспирации будет дороже стоить чем мартовский?

Дмитрий Кулешов: Теоретически, убыток может быть больше, чем нарисован на этом графике.

Давайте практически. Есть мартовский опцион, есть февральский. Мартовский стоит, к примеру 100 пунктов, а февральский 80. Я продаю мартовский и покупаю февральский, одномоментно его экспирирую, получаю бесплатный опцион пут с премией в 20 пунктов. Какой это риск? Это арбитраж.

Игорь Сокол мне говорил ты потом не сможешь выйти. Зачем мне выходить? Если я могу купить февральский дешевле на 20 пунктов чем мартовский, в моменте экспирирую, никаких денег ГО не надо, я имею безрисковые 20 пунктов, плюс у меня еще фьючерс, который может в одну сторону отработать. О каком риске по волатильности вы говорите?

Дмитрий Кулешов: Если февральского нет, или если по нему волатильность… мы же говорим о том, какой максимальный риск. В данном случае он присутствует, и вам эта февральская операция может ничем не помочь, гипотетически.

Допустим исчезает ликвидность, как я могу получить убыток больше?

Дмитрий Кулешов: В каждом из этих опционов есть компонент веги. Конечно, в ближнем он меньше, чем в дальнем, но он все же есть. Представляем ситуацию, что ближний взмывает на 90-то, а дальний остается на 30-ти?

Это значит, что мартовский у меня будет стоить 100 долларов, а февральский будет 50.

Максим Позняк: Проблема, если волатильность упадет. У вас будет позиция цельная, перед экспирацией января, и волатильность упадет. Сильно упадет. На январь это никак не скажется. Вы сейчас рассуждаете в терминах какой-то волатильности. Но она не будет такой в момент, когда у вас будет экспирироваться первая нога короткая.

Что значит сильно упадет? В конкретных цифрах.

Максим Позняк: Сильно… Сколько вы предполагаете этой позиции жить? Месяц?

Неделю — две.

Максим Позняк: За две недели на сколько может упасть волатильность?

На сколько угодно.

Максим Позняк: Вот на сколько угодно и заложено в этих пятидесяти.

Если волатильность упадет до нуля, какой мой максимальный риск?

Максим Позняк: По купленной ноге падает волатильность, она может и по проданной упала, только проданной уже все равно, у нее веги нет. Она вам не поможет. Это первый момент. А второй момент, он более общего характера, биржа всегда закладывает немного вперед, на то, что вы не гарантируете что вы эту позицию закроете в один момент времени целиком. В какой-то момент времени у вас будет всего лишь одна купленная нога, не покрытая. Какой-то такой заданный биржей период времени, когда она ничего не может с вами сделать пока…

Стоимость этой ноги какая? Риск по этой ноге какой?

Максим Позняк: У вас какой-то купленный опцион. Это направленная позиция. Есть риск неблагоприятного изменения цены базового актива, и он достаточно большой. Вы же не знаете где ваш опцион, какая у него дельта будет.
Какая разница какая у него дельта, если я уплатил его целиком?

Илья Жердёв: Изменение волатильности нашего проданного опциона сказывается прежде всего на временную стоимость этого опциона, но, на момент экспирации проданный опцион не имеет временной стоимости, и как изменится волатильность абсолютно не важно. На момент экспирации его временная стоимость будет ноль и он может стоить либо ничего, либо какую-то внутреннюю стоимость. И все равно у нас останется разница между внутренней стоимостью…

Максим Позняк: А если ваш купленный опцион тоже ничего не будет стоить?

Илья Жердёв: Тогда максимальный убыток равен дебету. В любом случае, как бы не менялась в течении жизни волатильность любого опциона, убыток не может быть больше, чем уплаченный дебет.

Максим Позняк: Может я действительно ошибаюсь на счет падения волатильности, хотя, любая разорванная конструкция в какой-то момент она будет разорвана, она несет в себе другой риск, не такой как вы рисуете, это точно.

Максим Позняк: Второй момент: что у вас в какой-то период времени будет опцион глубоко в деньгах со стопроцентной дельтой, который будет иметь некое ГО, которого у вас, гипотетически, не будет. Потому, что с вас меньше попросили за целую позицию, а за часть позиции – больше. Мы предполагаем, что с вас попросили некую адекватную величину, которая адекватна риску целой конструкции. Но часть конструкции несет больший риск. Так должно быть.

Андрей Степанов: У нас тот опцион, который мы продали, по нему волатильность подскакивает, а по тому, который мы держим падает или остается на том же самом низком уровне. Что делать?

Что делать я расскажу дальше… Кто-то из присутствующих меня понял вообще???

Представитель РТС: Хочу сказать с позиции биржи. Вы говорите что у вас есть две позиции по двум опционам, соответственно, со стороны биржи, мы подразумеваем, что у нас есть два других контрагента, у которых есть аналогичные опционы на другом конце. Соответственно, биржа несет риск перед двумя контрагентами с другой стороны, и она должна гарантировать и первому и второму. С другой стороны, она должна гарантировать только вам. Но там она должна гарантировать двум людям. На другом конце два разных человека, и каждому из них надо гарантировать.

Да, но по порядку этого гарантирования. Возьмем вертикальный спрэд, его вам тоже нужно гарантировать, но почему-то там вы ГО берете нормальное?

Максим Позняк: Не однократно звучало сравнение с вертикальным спрэдом, так вот, вертикальный спрэд отличается тем, что он умирает одновременно, то есть, если эту позицию не трогать, она схлопнется одновременно. Никто не должен вам доверять или не доверять что вы закроете вторую часть.

Как она может схлопнуться? Здесь есть два варианта, если мы рассматриваем ситуацию на экспирацию. Первая ситуация: у меня происходит экспирация короткого колл опциона, и мне поставляется фьючерс, но у меня уже есть мартовский, получается просто синтетический пут. И вторая ситуация: он истекает без денег, и у меня остается просто март, который выглядит как обычный длинный мартовский колл. Какой риск разрыва этой конструкции? И премия, стоимость этого будет равна дебету, который я уплатил. Если у меня дебет 28 тысяч разница между премиями, то значит стоимость этого кола будет 28 тысяч. Возьмите с меня 28 тысяч, не берите 60.

Антон Жуков: По моему, проблема заключается в следующем, у вас есть две серии, и по каждой из них биржа на текущий момент, на сколько мне известно, рассчитывает волатильность и риски по волатильности независимо. В данный момент идет следующий разговор, что биржа, в частности для такой конструкции предполагает, что наименее благоприятный сценарий заключается в том, что по купленной ноге волатильность уходит на нижнюю планку, а по проданной ноге, в то же самое время, на верхнюю. Там по-моему граница плюс-минус 15 процентов от волатильности, некоторая неадекватность заключается в том, что когда мы одновременно рассматриваем эти два сценария, то январский короткий опцион купленный по супердорогой волатильности, оказывается стоит дороже, чем мартовский опцион, купленный по супердешевой волатильности. Таким образом, реально используемый биржей сценарий действительно предполагает некую неадекватную ситуацию, то есть прямой арбитраж. Что с этим делать, это второй вопрос, потому, что он очень не однозначный. Меня, как человека использующего дельта нейтральную позицию, напрягают залоги по проданным дальним опционам без денег. Но я к этому отношусь терпимо, потому, что я понимаю, что биржа про меня, когда она меня оценивает, она не может знать что я использую именно дельта-нейтральные стратегии, и то, что у меня в точке плюс 50 процентов от нынешних денег, у меня там действительно образуется какой-то убыток, но я по дороге туда буду ровнять и такого убытка реально у меня не реализуется. Биржа этого знать не может. В данной ситуации складывается похожая картинка, потому, что с одной стороны подход бирж он в общем-то адекватен. Потому, что, действительно, улыбка по одной серии может расти, а по другой в это же время – падать. Но, с другой стороны, если торговать один к одному, это приводит к некоторой неадекватности. Что с этим делать надо подумать. Либо каким-то образом пытаться менять лимиты совместно по двум сериям. Если мы знаем, что верхняя точка по ближней серии дает более высокие цены, чем нижняя точка по дальней серии, то значит их нужно как-то совместно сужать, эти лимиты. С другой стороны это тоже не очень адекватно по той простой причине, что те, кто торгуют только одной серией, их риски будут недооценены. И это серьезный вопрос для группы по рискам и над ним нужно очень сильно думать.

Максим Позняк: Ты считаешь что это реально, что разница, даже если всего в один месяц, реально получить перехлест такой в 15%?

Антон Жуков: Если мы оцениваем ближний опцион на деньгах по 45-ой волатильности, а дальний опцион по 25-ой волатилности, то я не вижу ничего не возможного…

Максим Позняк: То, что из за этого эффекта действительно происходит завышение, это точно. Это же риски на один день, на завтрашний. А то, что они могут перехлестнуть в область невероятного…

— Если мы возьмем базовую конструкцию, продадим фьючерс, на Газпром и купим акции на Газпром, вроде позиция у нас относительно безрисковая. В это же время, биржа берет с нас одну ногу. Почему? Потому, что хочет что бы мы закрыли позицию, что бы мы имели возможность закрыть позицию без повышения ГО. Иначе, биржа могла бы с нас брать под купленный Газпром и проданный фьючерс разницу, равную базису между этими бумажками. Здесь тоже самое, биржа просто думает вот о чем: если вы захотите в какой-то момент времени до января (вы продали январь, купили март) захотите откупить этот январь.

Я вам покажу как это происходит на цивилизованных рынках. Есть у нас фьючерс с мультиплаером 50, вполне достаточные вещи, та же самая ситуация: беру мартовский фьючерс, беру опцион март, беру январский… Смотрим по профилю, максимальный убыток всего этого дела 6 тысяч. Это железобетонное, максимальный убыток не изменится, может погулять только максимальный профиль. Это никогда не изменится, вот шапка у вас будет гулять. но сумма дебета она остается неизменной, статичной. Как бы волатильность не скакала… при максимальном риске порядка 7 тысяч долларов, маржа берется 3,5. Вот это нормальные условия и при таком расчете рисков появляется много вещей.

Вы не поверите, но HFT-шники , они просто не представляют даже… как они там называются, баскетрейдеры, которые корзины рисуют, корреляции высчитывают. корреляции между этими вещами, между гулянием волатильности, можно такой приплыв ликвидности сделать, вы себе не представляете. Я сейчас этим занимаюсь, и это вещь, она рабочая. она может работать и у вас. создайте нормальные условия. Волатильность, как бы там не говорили, если посмотреть на улыбку… А если пустой стакан, конечно может быть неадекват. А если есть кэш, который затягивается… Календарь чем уникален, у вас известен профиль на экспирацию.

Так вот, на нормальных рынках это делается с такой маржей, то есть от максимального риска с меня берут 50% маржи. Естественно, мне начисляют отрицательную вариационку. Как это происходит в США, как это происходит в Чикаго… Эта методика это span! Как только я вам портфолио маржи покажу, там будет вообще меньше. Даже не хочу, потому, что это будет выглядеть как в сказке.

Максим Позняк: Это онлайн-система какого-то брокера? На какой трэйд они вам… Ну это постр-трэйд оценка, правильно? Вы эту позицию как-то должны занять ногами. Вы в нее заходите ногами, с вас требуется больше денег, и выходите ногами — больше денег.

Евгений Головин: Он получает связку в моменте, и ему это делает брокер.

Максим Позняк: И система риск-менеджмента брокера. Брокер ставит свою систему риск-менеджмента, и дает или не дает тебе что-то делать ногами или не ногами.

Я могу собирать эту конструкцию с длинной ноги, тогда мне не надо будет ГО на короткую, на лимит. Я могу просто собирать с длинной, и мой максимальные маржируемые опционы будут меньше чем премия по этому опциону.

Максим Позняк: Я просто хотел сказать, что не всякий брокер в своей системе сможет запрограммировать контур рисковый так, что бы у вас был такой эффект. Не важно как она собирается. Это один момент. А второй момент, в том, что американский брокер, в любой момент, когда ему что-то покажется, он вам сделает в два раза больше. Я объясню почему. Зарегламментированная российская биржа, у которой по формальному признаку все размеры характерные задаются, почему она жестче чем американская система многоуровневого участия, где брокер последний вам выставляет ГО, у него одно условие: не меньше, чем ему поставили. Он вам поставит его любое, и без предупреждения удвоит и утроит требования, и никто его в этом не ограничивает — в этом разница.

Пока наши брокеры не готовы предоставлять свою систему контроля за рисками, и пользуются предоставленной методикой биржи.

Евгений Головин: Во-первых, мы разобрались, откуда ноги растут, что позицию в этой конструкции получаем в моменте. Максимально учитывая все риски, которые клиент может понести, даже гипотетически которые могут возникнуть. Включая даже риск, который на неликвидные далеко нигде не проданные опционы. Это тоже спасает огромное количество жизней на нашем рынке. Я считаю, что этот вопрос, который адресован бирже, или нам, он не правильно адресован. Он должен быть адресован конкретно брокеру, у которого работаем, а этот брокер, за определенную маржу готов ему пойти на встречу для того, что бы переоценить его риск исходит из понимания того, что это адекватный человек; понимания того, как он торгует и что делает; оценки рисков на адекватный, прогнозируемый период времени, на два, на три, на четыре…

Андрей Крупенич: Кто из брокеров у нас готов на это пойти? Приведи пример. Вот УралСиб, например, это может сделать?

Евгений Головин: Мы бы с ним договорились. Если у нас конечным клиринговым участником является расчетная фирма, она несет риски, она может брать на себя риск иногда больше, может брать меньше, она может брать всю избыточность риска, какой только можно, всю сумму ГО иметь на счете. А может иметь совершенно ничего, на самом деле, если у нее есть 10 тысяч клиентов, 5 тысяч из которых стоят в лонгах, 5 тысяч в шортах и иметь разницу, грубо говоря, в 15 миллионов на фирме держать, этого им достаточно. Можно иметь избыточную систему, держать действительно все деньги, и т.д. А это полностью должно быть отдано на откуп брокеру, и с такими вопросами ходить на биржу и каждый раз спрашивать — это не правильный подход в принципе. Все говорят: у меня проданный опцион вне денег. Но ты же знаешь, я постоянно там хеджируюсь через три-четыре дельты. Он один раз так не сделает, я его закрою.

Виталий Калугин: Мы презентовали эту систему как неизменно зарабатывающею, а я так смотрю что минусов тут в процентном соотношении гораздо больше. Понятно, что риски ограничены, но в любом случае никто не гарантирует, что она заработает, если конечно рынок не во флэте.

Все, вопрос с ГО оставляем закрытым.

Календари бывают простые, календари бывают обратные. Календарями, на самом деле, можно заработать двумя способами. Первый способ легкий, второй — сложный. Легкий способ я скажу в конце, а про сложный говорю сейчас.

На самом деле, вся игра календарями, как бы там не говорили, что календарь это то, что позволяет заработать на временном распаде, а на самом деле так… То есть, здесь смысл какой: вся игра в календарных спрэдах занимается тем, что мы ловим спрэд по волатильности между месяцами. Ни о какой тетте… Вам очень повезет, если вы словите тетту. Весь смысл, это гуляние одного месяца и второго месяца, то есть они не ходят синхронно. Они между ними гуляют. Это обусловлено естественной природой. Допустим, на американских стоках это очень отлично выглядит, когда перед эрнингом, перед отчетом волатильность ближних месяцев надувается так неимоверно, а волатильность дальних стоит на месте, потому, что он еще два отчета переживет, и это событие уже заложено в его имплай-волатилити. А вот короткий имеет высокий риск по гамме, по этому надувается. В нашем случае, когда у нас фьючерс на РТС, собственно, таких ситуаций не возникает, это можно отнести к статистическому анализу. Волатильности между собой как-то гуляют, какие-то начинаются резкие движения, начинает надуваться быстрее первая, ближняя волатильность. Дальняя менее инертна, пассивная. Чем дольше волатильность, чем меньше срок, тем эта мелкая суета больше отражает реальность. Когда мы говорим о календарных спрэдах, мы говорим следующее, что ближняя волатильность ближнего месяца она очень чувствительна к дельте по фьючерсу, дальняя волатильность тоже чувствительна, но более инертна. Она плавно подымается, плавно спадает.

Иногда происходят уникальные вещи, кто-то приходит и начинает давить волу, например, большой продавец. Этот майкет-мейкер просто не знает что делать, эти волатильности переворачиваются. Они могут перевернуться в обратную сторону… Это такой процесс, они не разойдутся, и останутся так, они всегда будут вокруг друг друга. Вся идея какая? Убрать риски по гамме, и ловить этот спрэд по волатильности. Это хорошая тема если мы видим, что у нас волатильность разъехалась, и волатильность ближнего месяца скажем 40, а волатильность дальнего — 29. Что бы мы здесь делали? Мы просто заходим в моменте продаем ближний и покупаем дальний. Все.
Как контролировать дельту покажу на простом календаре. На обратном этого вообще делать не надо, там еще гамма работает. Мы зашли, подождали какую-то позицию, если мы в простом календаре. Даже, если мы ошиблись, и этот спрэд останется на месте, мы, как минимум, получим тетту. Если мы не ошиблись, то по сдвижению по дельте все равно происходит гуляние. Это то же самое, что предположить, что будешь стоять на месте.

И обратная ситуация, это вообще прелесть. Единственный ваш противник это, по сути, тетта. Когда вы покупаете ближний месяц, и продаете дальний, здесь ситуация, обратный календарь, который мы сейчас видим. Просто можно взять физически и посчитать. Если вега у нас составляет три пункта, и у нас один подрастет на пункт, а второй упадет на пункт, мы получим три индексных пункта веги на этот профиль. Вега этого профиля составляет 471, если такая ситуация случится, а это вполне нормально, посмотрите на график вашего РТСа, у вас полторы тысячи пунктов появляется и вы просто выходите с этой позиции. Если вы ошиблись на любое движение, вы по гамме выезжаете. То есть здесь надо ловить, берется анализ.

Такие вот вещи сегодня обсуждались, почему у нас нет трехмесячных опционов, ликвидности, когда придут хеджеры. Отдайте панде это все дело, она вам тут такую ликвидность сделает. Это нормальные вещи! Кстати, на обратный календарь то же самое, 57 тысяч…

В Америке 50% максимального убытка, словить полторы тысячи на ГО 60 не интересно, а полторы тысячи на ГО 15, это 10%, это совсем другой коленкор. И в обратную сторону то же самое, какая разница.

Если мы говорим об обычном календаре, мы видим, что волатильность ближнего становится выше чем волатильность дальнего. Мы зашли в позицию, а спрэд еще расширился, мы зашли еще в позицию. Спрэд еще расширился. Это можно назвать усреднением, но на самом деле это не так. Если мы знаем, что наш убыток по обычному календарю это сумма дебита, сумма уплаченной премии, то если мы зашли в него и он упал, разошелся спрэд еще больше, то наш календарь стоит еще меньше. Скажем, его максимальный риск был 40 тысяч пунктов на наш объем, а он теперь уже стоит 30 тысяч, потом он стоит 20, он меньше ноля стоить не может. Рано или поздно ты наберешь эту позу, в обратном нужном календаре… Это такое усреднение, которое позволяет остаться в диапазоне, даже, если ты зашел сразу не правильно, есть различные методики роллирования, переходов, придется немножко подождать.

Я не разу в жизни в календаре не зафиксировал лося. Я выходил в ноль. Ни разу за два года. Я сидел изучал этот предмет сам, без никого, я ни разу не зафиксировал лося. Какие бы движения не были. Это абсолютно не сложно. Я удивляюсь, когда люди говорят: надо поставить стоп. Если честно, у меня стопов нет.

Андрей Степанов: С одной стороны это звучит так: дайте мне пониже ГО, что бы я зашел, набрал максимальную позицию и хорошо заработал, с другой стороны, у тебя звучит что нужно иметь запас для того, что бы по крайней мере несколько раз, или много… По сути звучит так: у меня не достаточно денег что бы восемь раз усреднится, по этому сделайте мне ГО пониже, иначе мне тяжело.

— Тут вопрос не в достаточности денег, а в доходности всего этого мероприятия.

Андрей Степанов: А доходность у тебя привязана к тому, что ты залезаешь на все и если один раз идет против тебя, ты теряешь счет.

Я могу, допустим, усреднится десять раз. Больше десяти просто физически простой календарь… Я, допустим, рассчитал вилку, я знаю что, если волатильности вот так разойдутся, этот календарь будет стоить ноль — такого быть не может на деньгах, что бы календарь стоил ноль. Но я предполагал это. Я разбиваю, текущие календаря скажем на 17 долларов, и понимаю что 5 долларов он стоить не может. Я разбиваю 17 долларов на равные части, и смотрю: здесь я усреднюсь тремя лотами, здесь пятью, здесь уже дойду десяточкой, согласно от своей вероятности события.

Смотрю, что суммарная композиция у меня может составить сорок лотов. Значит, если мне, допустим, брокер дает 50% от максимального убытка, то я беру среднюю агрегированную стоимость, потому, что я плачу дебет. Я беру эти сорок лотов, получаю цену. Смотрю, что мне для этого надо 20 тысяч долларов. Я понимаю, что ГО будет 10. Если сейчас, я смотрю и понимаю, что мне надо 200 тысяч долларов. Выхлоп у меня составит, к примеру, 2 тысячи. 2 тысячи из 20-ти, я свои 10% в карман положу, 2тысячи с двухсот – извините.

Виталий Калугин: Все это рассчитано на то, что ГО константа и не изменяется? А если планочка?

Максимальный риск — константа и он не изменяется. Есть максимальный риск. Какая бы планочка не была. Вы не можете потерять больше, чем стоимость фьючерса РТС. Если он стоит 150 пунктов, то больше чем 150 вы не потеряете. Это надо четко осознать. Нет такого понятия.

Если случилась ситуация… Сама идея какая… Вот мы видим сейчас профиль дельты этого календаря, какой-то изгиб, какие-то параметры… Забудьте. То, что вы видите на экране… либо вы это чувствуете, либо это все не то. Предположим, у нас есть такой обычный календарь, проданный ближний месяц и купленный дальний. Рынок уходит в низ. Что происходит, когда рынок уходит в низ? Как правило, это сопровождается ростом подразумеваемой волатильности. Если волатильность подрастет на 10% с текущих 40, то мы получаем уже 10% от максимального риска, на ровном месте. Точка безубыточности смещается. И вот встает актуальный вопрос, мы первично видели, что наша точка безубыточности составляет, скажем, 8 тысяч пунктов, или 10 тысяч пунктов, 15 тысяч пунктов влево. Друг рынок РТС упал на 15 тысяч пунктов. Это значит, что мы добираемся до своей точки безубыточности. В реальности вы еще и заработаете. При этом, возрастет волатильность.

Вы получите профиль, который видите на картинке только тогда, когда волатильность не подрастет. Вопрос лишь в моменте. Если в моменте 15 тысяч пунктов происходит, это сопровождается ростом imply волатильности. Imply volatility в вега-положительном спрэде у вас как минимум раздвигаются точки.

Что же делать в этом случае? Мне хорошо, на меня сработала волатильность. У меня рисованная дельта что она какая-то здесь положительная. На самом деле она прямая, потому, что в этой точке прирост волатильности я получу безубыток (по поводу дельты, что есть дельта и все остальное).

Что делать в таком случае, когда ты дошел до точки Мы знаем, что в простой календарь выгодно заходить когда у тебя высокая волатильность в ближнем месяце, и низкая дальнего. Если рынок ушел вниз, надо просто провести и сделать анализ ситуации текущих актуальных страйков. Мы смотрим, если у нас действительно, ближняя волатильность стала мега-выше чем дальнего, то это отличный вход для отролирования части в части коротких в эту ногу потому, что они выше. Но, если мы видим, что волатильность дальнего стала выше чем длинного, это плохо для простого календаря, это хорошо для обратного. То в этом случае проще выйти с позиции, и зайти в обратный календарь, перевернуться.

Мы долго дискутировали где ролироваться, как ролироваться, по точке безубыточности спрэда… Может просто добавится, и у нас получится двойной диагональный спрэд. Вариантов масса. Сам критерий, это спрэд по воле между месяцами и общий фон ноги, вот это вы должны прогнозировать. Это не так сложно, как прогнозировать, скажем, индекс РТС.

Все зависит от рынка и инструмента, если мы будем рассуждать о классических американских популярных индексах, где ликвидность смывает тебя на месте, дай бог, что бы спрэд по волатильности гулял на 2%. В два процента ничего не словишь. Если появится 4%, там налетает такая куча денег, которая входит в это дело, что просто больше двух процентов он не гуляет. Если мы говорим о сингл стоках, там действительно ближняя волатильность может быть 180%, а дальняя волатильность — 30%. Это тоже реальность — инструмент инструменту рознь.

По нефти не знаю, не торгую, на индексах, на S&P там 2 ну 3% это потолок. Я никогда такого не видел даже в восьмом году, когда сидел на календарях шестого мая такого не было. Если это и было, то было буквально пол секунды, и ты просто не успеваешь отправить ордер, потому, что это уже все. Смотришь по оборотам, календари прошли тысячами.

Дай бог, что бы они были, эти 2%. Их съедают намного раньше и за большие деньги. А в сингл стоках да, там по обстоятельству. Допустим, какой-нибудь фармацевт, у него отчет 15-го числа, экспирация опциона 18-го. У него есть опцион, который после отчета будет жить 3 дня, вот там временной стоимостью не пахнет. Есть какой-то вариант движения, скажем, 30 пунктов вверх-вниз, вот он и будет стоит 30, а тетты нету. Ты сидишь 15 дней, смотришь на опцион, и у тебя нету тетты. Это отличная возможность словить спрэд по волатильности в обратном календаре потому, что у тебя ближний не имеет временной стоимости. Если ожидается, что Google гепнется на 30 долларов влево или вправо, никакой майкет-мейкер не будет ставить опцион ценой 2 доллара. Он поставит эти 30 пунктов в премию. А так как эти арбитражи в календарях, то вся остальная надуется, но меньше — такая прямая зависимость. Тяжело размышлять, когда ты думаешь с точки зрения одного целого, от частного к общему. Надо иногда абстрагироваться от проблемы, понаблюдать из вне намного вещи становятся понятными.

По поводу роллирования. Можно добавиться большим объемом, можно отролировать короткий… тем самым мы, занейтралив дельту, которую мы сами в уме рисуем, не то, что нам показывет какой-то софт для программирования, ты должен понимать, что волатильность у тебя в текущем состоянии — 40. Он уже получается диагональным спрэдом. Когда ты не добавляешь, а ролируешь ногу. Он у тебя получается диагональным спрэдом. У тебя нулевая дельта, ты добавился, то есть ты продал ближних опционов в моменте на пике, на самой дорогой волатильности. В чем особенность: рынок идет, мы подвигаем ногу. Не один к одному продвигать, а частями, допустим вы открылись 100 лотами. Вам показалось, что волатильность откорректируется назад, переролируйте десяточку, вы ничего не потеряете. Вы продали уже 10 по высшей волатильности. Рынок еще пошел, проролируйте еще десяточку. Самое интересное, что когда короткая нога у вас будет смещаться все время, отсутствует симметрия. Здесь убыток составляет 14, а там убыток порядка 30-ти. Рано или поздно вы делаете себе конструкцию, которая является диагональным спрэдом, и которая становится безубыточной, если рынок продолжает катится. Если же рынок, в этот момент, когда вы собрали этот спрэд с преимуществом, начинает идти обратно вверх, это будет сопровождаться падением волатильности, и вы свои ноги, которые отролировали, продаете обратно. По сути, вы продали опцион 48-й волатильности, рынок откатывается обратно, ты его выкупаешь по 36-й, например, и покупаешь следующий. Так, как искривления на колах внизу… вот это грааль! Вот это преимущество, если не просто делать рехиджирование по точкам безубыточности, а понимать природу, то все становится ясно. Продавать или покупать, даже если ты начал продавать, а волатильность начала расти, это обязательно выявится в падении рынка. В этот момент у тебя уже профиль приподымается так, что ты можешь просто дождаться когда выйдешь в ноль, и выйти с него. Как вариант.

Андрей Крупенич: Если мы спросим, кто уже готов этим торговать, календарными спрэдами, или кто торгует, хоть несколько рук поднимется?

(Поднимается достаточно много рук…)

Надо смотреть на волатильность, должна быть оценка общего уровня и какое-то понимание, какой должен быть на самом деле спрэд. Если у вас это есть, вы входите либо в обратный, либо в простой, вы постоянно адаптируетесь по ситуации. Вы как человек выходите на улицу и видите туча – берете зонтик. Видите солнце – одеваете плавки. Никто же статистически не говорит о том, что раз в 4 дня я беру зонтик… или раз в 5 дней я статистически хожу в плавках, ты вышел, осмотрелся и подогнал свое поведение к оптимальному в данный момент.

Андрей Крупенич: То есть мы можем совмещать эту торговлю с работой и нам не нужно постоянное присутствие на рынке?

Абсолютно! Все зависит от потока. Это можно поставить на поток. Это может быть и айтишный подход к этому делу, статистически отлавливать спрэд по воле. Так как у вас уже есть ближний месяц нормальный, вы можете себе котировать следующий месяц, просто котировать об этот. То есть держать и бид и аск с приемлемым спрэдом. Нормально, почему нет!

Сложность стратегии:    

На фондовом рынке США представлено уже более 1000 ETF и количество их постоянно растет. Exchange Traded Funds (ETF) позволяют использовать самые разные инвестиционные решения, но меня в данном случае будет интересовать группа ETF с рычагом — Leveraged ETF, т.е фонды с ускорением против базового актива. Например, базовый актив в виде какого-то индекса равен 10 и LETF с коэффициентом 3 на него тоже равен 10. При увеличении базового актива на 1% за день его  ускоренная копия LETF сделает 1%  х 3 = 3%, если базовый актив упадет на -3%, то его ускоренная копия сделает  -3% х 3 = -9%  и т.д.

Читать →

Сложность стратегии:    

В силу того, что текст адресован в первую очередь русскоговорящей аудитории, я буду строить названия опционных техник в логике русского языка c возможностью строить идиомы, а не использовать идиомы чужих языков. В данном случае я бы назвал технику «прижать к земле». Что это означает?

Когда базовый актив достаточно сильно снизился и уже видна «земля» или линия нуля снизу — это, с одной стороны, характеризует ситуацию. С другой стороны, сверху надо поставить «ловушку», которая должна сработать на прибыль в случае роста курса базового актива и тем самым «зажать» актив между небом и землей.

Читать →

Сложность стратегии:    

На американском фондовом рынке начинается период квартальных отчетов компаний. Происходит это с неумолимым постоянством 4 раза в году и сам факт отчета чем-то необыкновенным для компании не является. Однако цены на опционы частенько ожидают чего-то совершенно сверхъестественного — либо падения доходов раз в 5, либо увеличения убытков раз в 5. Выражается это в завышенной подразумеваемой волатильности (IV) на опционах и можно эти завышенные подразумеваемые волатильности продать и тут же захеджироваться следующими месяцами, где подразумеваемые волатильности меньше.

Читать →