Сложность стратегии:    

На Правовом Четверге о защите прав инвесторов в AllDerivatives Café Елена Казанкова, управляющий партнер «Юридического бюро», сделала небольшой, но настолько актуальный комментарий к докладу Ильи Бутурлина о защите прав клиентов брокеров и управляющих, что в дополнение к видео мы публикуем его конспект.

1. О регламентах

Собираясь работать на рынке ценных бумаг с брокером или с доверительным управляющим, обязательно прочитайте стандарты: договор, закон о рынке ценных бумагположения ФСФР или ЦБ, которые регулируют эти виды деятельности.

Если после прочтения договора (регламента, инвестиционной декларации и т.д.) профессионального участника ценных бумаг у вас остаются вопросы, есть юристы, которые специализируются на рынке ценных бумаг и помогут вам разобраться и где это возможно – предложил изменения. Это специфическая отрасль: не уголовное право и не в чистом виде гражданское.

 

2. О выборе судов

Сейчас можно судиться в третейском суде, в арбитражном или в суде общей юрисдикции. Плюсы и минусы. В третейском суде дороже, но информация конфиденциальная. Для вас как потребителей этих услуг конфиденциальность, я думаю, не так важна, хотя это нужно также учитывать (откуда деньги и т.д.). В третейском суде (например, в Третейском суде НАУФОР) более профессиональные судьи, они знают, что такое своп, ФОРТС, РЕПО, тем не менее, на рынке у них могут быть свои интересы.

В суде общей юрисдикции дешевле, но сложно бывает объяснить, например, что такое доверительное управление. Мы вели дела в судах общей юрисдикции, было очень смешно: решение суда, опубликованное в газете «КоммерсантЪ», содержало фразу «сделки с ключом и с замком».

И есть арбитражный суд, это прозрачная система, всё можно увидеть в Картотеке арбитражных дел. Но там дороже пошлины и больше требования к доказательствам, которые от вас требуются.

 

3. О судебном процессе

Основная проблема в том, что тяжело доказать факты, на которые вы ссылаетесь. Скриншоты с экрана компьютера, с программы Quik – это не доказательства в полном объеме. Вы должны четко понимать, когда собираетесь идти в суд, а как вообще вы будете доказывать, что у вас были с брокером правоотношения и вы давали поручения. Возвращаемся к пункту 1: надо прочитать договор.

В том же Quik есть переписка, надо распечатывать, заверять надлежащим образом и в суд предоставлять. Если есть возможность, нужно отправлять е-мейлы, не телефонные звонки. Телефонные звонки записываются, но представьте: надо изымать аудиозапись из системы, делать ее расшифровку, в принципе, большие деньги.

Илья Бутурлин в своем выступлении говорил, что нужно сосредоточиться на выборе профессионального участника, и я, конечно, с ним согласна, потому что суд – это долго, дорого и это очень тщательная работа.

 

4. Ответственность кроме суда

Административная ответственность – это ФСФР раньше, теперь ЦБДисциплинарная – в рамках ассоциации участников фондового рынка НАУФОР. И уголовная. По моему опыту, ни один из этих видов не работает. ЦБ (где сохранились многие сотрудники из ФСФР) многого не видит или не хочет видеть, или вообще не разбирается, особенно если брокер не маленький, а с именем. Дисциплинарная ответственность НАУФОР: понятно, это ассоциация участников фондового рынка, она может разбираться, когда спор между участниками фондового рынка идет. А когда это спор с клиентом, не могу утверждать, как бывает обычно, но в нашем случае они не встали на сторону клиента. С уголовной ответственностью история вообще очень сложная: следователи не в состоянии понять, о чем мы пишем. Следовательно, с этой стороны у потребителей финансовых услуг защиты нет.

 

5. О непредвиденном в процессе инвестирования

У людей, которые хотят зарабатывать на фондовом рынке, у них есть вот это русское «авось»: авось прокатит, авось то, сё, пятое-десятое. Нет. Нужно понимать всё чётко: если у вас не принимает поручения через программу Quik, значит, наверняка у вас в договоре или в регламенте написано, что вы можете позвонить по телефону и это поручение оставить. У вас должен быть четкий, соответствующий договору план действий на случай непредвиденных ситуаций, когда программа не принимает поручений или происходит еще что-то экстраординарное.

 

6. Об иностранных брокерах

В российском суде вы говорите на русском языке, судитесь по российскому законодательству, и это все долго и дорого. А теперь представьте, как вы будете судиться на Кипре или в Америке? Это просто улётные цены, можете мне поверить. Нормальный юрист, который разбирается в рынке ценных бумаг – $400/час. Просто получить с Кипра выписку о том, что компания существует – €200. Все время достаточно большие деньги. Когда вы галки ставите в компьютере, все классно. Но вы должны понимать, что произойдет, если вдруг та страница в Интернете, на которую вы заходите, просто перестанет отображаться. В реестре кипрских компаний можно посмотреть, в каком она состоянии в электронном виде, можно посмотреть, кто директора, акционеры, подойти к этому с той точки зрения, а что будет, если вас захотят кинуть, как вы будете бороться.

 

7. Об интересах портфельных инвесторов

Если у вас есть позиция портфельного инвестора, то не надо надеяться, что менеджеры компании, в которую вы вложились, будут вести себя абсолютно честно в интересах акционера. Есть закон и система раскрытия информации на рынке ценных бумаг: квартальные отчеты, списки аффилированных лиц, сообщение существенных фактов. Это надо отслеживать, и в тот момент, когда вы увидите, что выведены активы, не ждать, пока у вас пройдет срок исковой давности, а тут же задать вопросы менеджменту, юристу, чтобы понять, что происходит с компанией. Эти все сделки заранее одобряются, необязательно же постфактум: вот вам сообщение о существенных фактах, вы больше не владеете ничем.

Сейчас есть постановление №62 Пленума Высшего Арбитражного Суда об ответственности управляющих и директоров. Ориентируясь на это постановление, суды как-то постепенно начинают взыскивать убытки с директоров акционерных обществ и с членов совета директоров в пользу акционерных обществ. Источником могут быть личные средства директора либо страховое возмещение по риску ответственности директора. Акционер же подает косвенный иск к акционерному обществу, акциями которого он владеет.

 

8. О «серых» управляющих

Очень сложно взыскать в суде что-то с такого управляющего. У нас вступил в действие закон о банкротстве физических лиц, и с 1 июля 2015 г. будут банкротить физлиц. Что такое банкротство? Это списание долгов при определенных условиях. Хотя один из механизмов банкротства – реструктуризация, но в принципе, по итогам банкротства, все обязательства банкротящегося лица (как и компании) прекращаются, списываются.