Феномен AbbVie: делись и расти на 93%!

+93% к стоимости акции AbbVie с 1 января 2013 или вдвое с гаком больше, чем прирост S&P 500. Обратила внимание на этот быстрорастущий актив благодаря конкурсу Алгоритмус, а именно рейтингу инвестидей из американских акций, торгующихся на Санкт-Петербургской бирже. Последние два месяца показали +15%, но что будет дальше и стоит ли вкладываться? Попробовала проанализировать так, как анализирую бизнесы, которые я кредитую – выходит целый детектив.

Анализируем динамику акций

[title_separator title=’1. AbbVie (ABBV) – юная акция’/]

С 1 января 2013 года (начало графика) американская Abbott Laboratories (ABT) официально разделилась на две компании. Новое имя AbbVie получил блок по разработке и производству новейших фармпрепаратов, а старое имя Abbott Laboratories осталось у подразделения, занимающегося медицинским оборудованием. На графике видно, что в течение прошедших двух с небольшим лет ABBV (голубая линия) стабильно увеличивало отрыв от S&P 500 (красная линия) и прародительницы Abbott Laboratories (зеленая линия).

 

AbbVie_Abbott_SP500-comparison

 

[title_separator title=’2. Обратный эффект масштаба’/]

Помните, в 2003 году гуру менеджмента Том Петерс в книге «Представьте себе» (Re-imagine) сетовал, что у 8 из 10 слияний 1998-2000 года на 1 июля 2002 капитализация «целого» оказалась выше суммы капитализаций слившихся компаний? Вот та самая табличка, от которой г-н Петерс выстроил целую систему рекомендаций на тему того, что ради успеха бизнеса следует разрушать и отсекать лишнее.

Том-Петерс_результаты-слияний-поглощений

 

Удобный популизм, не без этого. 1 июля 2002 года американский фондовый рынок был в глубокой Мариинской впадине (934 относительно пиковых 1552 в марте 2000 года). Не вдаваясь в детали, покажу сравнение динамики нескольких тикеров из таблицы с S&P500 (черная жирная линия) за период: 01/01/1998 – 01/01/2003. Впрочем, с идеей Петерса скорее соглашусь, чем поспорю.

SP500_vs_M&A-companies_1998-2003

 

Пока разделение Abbott Laboratories только подтверждает правильность рекомендаций г-на Петерса. Обращает внимание тот факт, что это не просто сброс балласта: на графике акции отделенной Abbott Laboratories также показывают стабильный рост чуть выше бенчмарка (S&P500). Хотя, если честно, для такого перспективного направления, как медицинское оборудование, маловато.

SP500 vs Abbott Laboratories

 

Анализируем бизнес

AbbVie позиционирует себя как биофармацевтическая компания с фокусом на исследования и создание инновативных фармпрепаратов. У компании широкий продуктовый портфель и хороший поток продуктов в разработке (или в процессе покупки). Фокус – помощь при серьезных заболеваниях, лекарства от которых пока не найдены или несовершенны (the world’s most pressing health challenges).

[title_separator title=’1. Собрание акционеров-2015’/]

8 мая 2015 года прошло годовое собрание акционеров AbbVie. Можно только позавидовать проводившему его CEO Рику Гонсалесу, что налицо столько поводов для гордости и эффектной речи. Вот несколько цитат:

  • «Рыночная капитализация AbbVie составляет 103 млрд. долларов. Это на 20 млрд. больше капитализации единой Abbott в тот день, когда мы объявили о разделении.»
  • «Общая прибыль наших акционеров с запуска компании превысила 106%. Это один из самых высоких результатов отрасли» (здесь учтены дивиденды).
  • «Внедрили программу выкупа акций в объеме 5 млрд. долларов».
  • «В 2014 году наша выручка и доход были значительно выше первоначальных прогнозов. Глобальные продажи выросли на 7% до 19,9 млрд. долларов, а прибыль на акцию почти на 6%, несмотря на потерю эксклюзивного права на франшизу по липидам и негативный валютный курс.

Интересно сравнить прибыль и рыночную капитализацию – и немного странно, что сумма чистой и операционной прибыли не озвучены, неспроста это.

[title_separator title=’2. Финансовые результаты 2014’/]

Нахожу неаудированный отчет за 2014 год, и что же? Чистая прибыль (net earnings) 2014 года упала в 2,5 раза по сравнению с 2013, в 4-м квартале 2014 вообще убыток — не будь курсовых потерь, прибыль была бы чуть выше нуля, маловато. Расходы непосредственно на производство фармпрепаратов (cost of products sold) сократились и в относительном и в абсолютном значении, но затраты группы на продажи, маркетинг, администрирование (selling, general and administrative) выросли почти на 50%.

AbbVie_PL2014

Цифры в примечании нам разъясняют, что на самом деле бизнес шел нормальным ходом, но финансовый результат (начиная с административных расходов) более чем на $2 млрд ухудшили фактически два проекта – сотрудничество с Calico и издержки по слиянию с Shire.

Calico (California Life Company) – новое детище Google и бизнесмена Артура Левинсона, который является председателем Совета директоров Apple, цели этой исследовательской компании – предотвращение старения и лекарства от болезней старости. В сентябре 2014 Calico и AbbVie объявили о создании совместного исследовательского центра, который, в частности займется проблемами нейродегенерации и рака. Этот проект должен обойтись им по $250 млн сразу и по $500 млн впоследствии. Однако мы видим, что в финансовом отчете AbbVie за 2014 год уже отражен расход $500 млн. Ну, дай бог, на перспективные разработки, хотя пока и в нулевой фазе.

Вторая статья непредвиденных расходов гораздо неприятнее – сумма огромная и, увы, потрачена впустую. В 2014 году AbbVie вела переговоры о стоимости выкупа и готовила слияние с Shire, британской фармацевтической компанией, которая получает основной доход от препаратов, нейтрализующих проявления синдрома гиперактивности и дефицита внимания (продажи одного лишь проамфетамина Vyvanse – миллиард в год), а также генетических нарушений обмена веществ.

$1,6 млрд – штраф, назначенный AbbVie в пользу Shire за расторжение договоренности о слиянии (утечка этой новости обрушила акции Shire 13 октября 2014 года на 27%, впрочем, на сегодня цена восстановилась). И хорошо, что расторгли, пока не потратили вдесятеро больше. Я вот не очень понимаю, зачем счастливо достигшая изящной бизнес-стройности AbbVie вообще придумала слияние с другой огромной компанией с большой историей своих слияний и поглощений, владеющей нецелевым портфелем фармпрепаратов? Для справки, капитализация Shire 50 млрд, а капитализация AbbVIe 103 млрд, а главной целью слияния для AbbVie была смена налоговой резиденции и снижение ставки налога на прибыль с 22% до 13%. Кстати, отказ от слияния с Shire вызвал полуторамесячное ралли для акций AbbVie – их стоимость увеличилась на 27%.

Другое, логичное и позитивное впечатление для портфеля производит свежее слияние AbbVie с компанией Pharmacyclics, производителем лекарства, подавляющего рост раковых клеток при лейкемии, и обладающего хорошим портфелем противораковых препаратов в разработке.

А знаете, что мне понравилось? В компании работает 25 000 сотрудников, чистая прибыль по итогам 2013 года $4,128 млрд, то есть $165 тыс. чистой прибыли на одного работника. Правда, по итогам 2014 всего $71 тыс.

Бизнес и продукты AbbVie

У AbbVie привлекательная и высокодоходная ниша наукоемких и дорогих препаратов. Занимая примерно 11 место в мировой фармацевтической отрасли по выручке, компания позиционирует себя как лидер в иммунологии и вирусологии, с фокусом также на онкологию и болезни старости. Рик Гонзалес на годовом собрании упомянул:

  • портфель уникальных фармпрепаратов в продаже (на сайте я насчитала 30),
  • 40 продуктов на разных стадиях разработки и клинических исследований, 30 из них на стадии 2 и 3.
  • коэффициент успешной реализации (success rate) проектов, который на фазе 2 вдвое превышает отраслевую норму (я предполагаю, что речь о норме 18%, указанной в Википедии).

[title_separator title=’Клинические исследования и цикл жизни препаратов’/]

Небольшой экскурс в бизнес-процесс фармкомпаний. Создание новых лекарств – процесс небыстрый, от лабораторный исследований до производства препарата проходит 12-18 лет, в течение которых препарат проходит несколько фаз клинических исследований.

Доклинические исследования. Действие препарата тестируется в пробирках (in vitro) или на животных (in vivo).

Фаза 1. Тестирование на 20-100 здоровых волонтерах с пребыванием в клинике. Основные цели – проверка эффекта, определение диапазона доз, сравнение приема до, во время и после еды.

Фаза 2. Испытание на 100-300 волонтерах и пациентах. Цели – определить эффективность препарата, в том числе на разных генетических группах, и проверить его токсичность. Чаще всего решение отказаться от разработки препарата принимается именно на этой стадии, в 2008 доля препаратов, переходящих из фазы 2 в фазу 3 была всего лишь 18%.

Фаза 3. Широкое и продолжительное исследование в клинической практике на 300-3000 пациентов. Цель – сравнить эффективность нового препарата и действующего «золотого стандарта» по данному заболеванию.

Фаза 4. Наблюдения за действием препарата продолжаются и после начала продаж препарата, часто через назначающих препарат терапевтов и докторов. Цели – выявление особенностей действия препарата на более длинных сроках и на большей группе пациентов, а также анализ возможности использования для лечения иных заболеваний и состояний.

На сегодняшний день более 90% рецептурных фармпрепаратов – результат прикладных исследований фармкомпаний. Стоимость разработки препарата может достигать $1 млрд. и более, поэтому 10-25 лет после получения патента на новое лекарство или вакцину, компания-разработчик может распоряжаться им эксклюзивно. Когда заканчивается срок патента, любая компания может производить аналог (дженерик) без патента, и в условиях свободной конкуренции цены на препарат заметно падают. Соответственно, для устойчивого развития фармацевтическому холдингу требуется сбалансированный портфель из перспективных препаратов на разных циклах доклинических и клинических исследований, и продаж.

[title_separator title=’Продукты AbbVie’/]

К счастью, ни о чем мне не говорят. На красивой картинке – шесть «дойных коров» AbbVie:

Продукты-AbbVie

А на некрасивой картинке ниже – весьма информативные объемы продаж ключевых продуктов.

Revenue-by-product_AbbVie

И эта картинка очень меня взволновала, потому что из $19,9 млрд. выручки почти 63% ($12,5 млрд.) приходятся на препарат Humira. Стоило копнуть и стало понятным, почему компания сейчас занимается ярким позиционированием, фокусируется на разработке и стратегических приобретениях. Основной источник дохода в опасности.

[title_separator title=’Несколько фактов о препарате Humira: ‘/]

  • Abbott получил иммунодепрессант Humira, как основной актив компании BASF Knoll, приобретение компании в 2000 году обошлось в $7 млрд.
  • препарат лицензирован в США в 2002 году как лекарство, уменьшающее проявления ревматоидного артрита,
  • постепенно в круг диагнозов включаются другие автоиммунные заболевания
  • в 2005 продажи превысили $1 млрд., в 2006 – $2 млрд.
  • в 2014 году назван «мировым бестселлером среди лекарств»
  • стоимость: цена одной ампулы порядка $1000, например, поддерживающее лечение требует одной инъекции раз в две недели
  • только в США от ревматоидного артрита страдают 2 млн. человек, а в Индии 12 млн.
  • NB! В декабре 2014 индийская фармкомпания Zydus Cadila объявила о запуске дженерика Exemptia, стоимость которого для пациента в 5 раз ниже Humira
  • В декабре 2016 заканчивается срок патента AbbVie на Humira в США, в апреле 2018 – в большинстве стран Евросоюза.

[title_separator title=’Новые продукты’/]

На последней строке некрасивой таблицы находится противогепатитный препарат Viekira, лицензия на который одобрена в США в 2014 году. Стандартно лечение гепатита С проводится с использованием противовирусных препаратов (пегилированный интерферон альфа и рибавирин), его эффективность не превышает 50-80%. В недавние годы запущено сразу несколько новых дорогих препаратов, включая Viekira, которые позволяют избавиться от вируса гепатита С с вероятностью до 100%. Уже в первом квартале 2015 года продажи Vieira $230 млн.

AbbVie вступает на поле онкологии приобретением компании Pharmacyclics и франшизы на препарат Imbruvica в апреле 2015 году (эта новость вызвала последний на текущем графике взлет цен на акции). Компания работает над пятью собственными препаратами для разных типов рака, их клинические испытания близки к завершению, и компания планирует запуск в ближайшие несколько лет.

[title_separator title=’Покупать ли сейчас акции компании AbbVie?’/]

У меня стойкое ощущение, что многое из описанного многообещающего потенциала прочно заложено в текущую цену акций. А вот история с индийским дженериком туда еще не вошла до конца – думаю, с глобализацией продаж Exemptia мы увидим заметные падения в стоимости акций AbbVie. Вопрос: сколько этому негативу будет противопоставлено хороших новостей и успехов? Мое очень личное мнение: успехи будут, и будет динамика выше рынка (выше S&P500), у компании сильный менеджмент и все еще высокий потенциал для инвестирования. Хотела бы получить более системное представление о продуктах AbbVie и буду стараться пригласить представителей этой компании с докладом на ближайший Инвесторский брифинг, который пройдет 2 июля 2015 года в Москве.

Если же говорить о моменте – сейчас цена на акции находится на высоком плато, возможно это затишье перед ростом, возможно – перед некоторым падением. Даю себе 2-4 недели на наблюдение за котировками.

P.S. Опубликовала этот пост – и через пару дней обнаружила замечательный анализ AbbVie в UTMagazine.

Share this Post!

About the Author : master


Отправить

Ваш электронный адрес не будет опубликован.